Под маской: Сущность современности // Behind the Mask: Rose of Modernity
музейный центр
площадь мира
красноярск

Выставка в рамках биеннале из Государственного тайваньского музея изобразительных искусств, Национального центра фотографии и частных коллекций.

Выставка «Под маской: Сущность современности» с одной стороны о трансформации Тайваня во второй половине 20 века, а с другой – представляет исследование межличностных отношений, социальных взаимодействий. Фотографы не только документируют реальность, но и вглядываются в абсурд реального мира, аномалии и противоречия. Они становятся посредниками между культурой и обществом, прошлым и будущим, небом и землей, природой и цивилизацией, между отдельными людьми и целыми государствами.

Агрессивные полуголые туземцы соседствуют с великолепными видами Тайваня, а сюжеты снимков передают разные истории. Например, можно увидеть женщину, плачущую в микрофон и таким образом зарабатывающую деньги. Или нелегальную рыбалку и человека с акулой в руках. Одна из фотографий (окантованная блестящей тканью и в стальной раме) показывает «Слияние» двух странных велосипедистов – она участвовала в 56-й Венецианской биеннале в 2015 году (автор Ву Тень-Чан).


18 сентября 2019 - 17 ноября 2019

12+

вход по билету в музей (250 рублей, льготный 150)

Кураторы выставки Андрей Мартынов, Юня Янь, Сергей Ковалевский


Генеральный партнер биеннале – Фонд Михаила Прохорова

«ВКонтакте»

Facebook

Сайт http://www.biennale.ru/


透視假面-甜楚現代性

Behind the Mask: Rose of Modernity

“Taiwanese, the most beautiful scenery here on this island” has been a widespread praise among tourists from all over the world in recent years. Although the unforgettable human warmth is the most special quality of this island to be souvenired, there are still some cultural conventions and social customs comprehensible only to natives. Adopting a perspective beyond cultural tourism and drawing on dramaturgy, American social psychologist Erving Goffman compared this world to a stage.

On a more specific basis, the interrelationship between theatrical traditions and our quotidian existence has been uncovered. Each person plays multiple societal roles, making interpersonal relationships and social interaction nothing short of theatrical performances adjustable to fit different audiences and situations, as if one’s true self was concealed by the mask of the roles he tries to interpret faithfully. Expressing a posteriori thoughts, these societal roles belong to the artificial nature, a part of our stage personae. We entertain international visitors with lavish hospitality, a physical manifestation of the genuine warmth from our innermost being.

A “front stage” implies a place where individuals can define the situations for the observers through common, regular performances, while a “backstage” refers to a hidden, private area behind the scenes, a place where individuals can be themselves by dropping their societal roles and identities. Shuttling between “front stage” and “backstage,” the participating artists act as what Goffman termed “mediators” who ingeniously and considerately revealed the secret of “backstage” made for the deceptive façade of “front stage.” The innocent happiness brought by self-contentment vaguely found expression in early documentary photography when Taiwan was still an underdeveloped country.

Poverty-stricken notwithstanding, Taiwanese people enjoyed abundant interpersonal relationships and led a rich spiritual life in that period. Taiwan experienced rapid industrialization, maintained exceptionally high growth rates, and made remarkable advances in modernization during the latter half of the 20th century, hence one of the Four Asian Dragons. The concomitant wealth and convenience abruptly altered our social values. Efficiency was the major priority, and material needs outweighed spiritual ones.

As a consequence, people became increasingly estranged from one another. On top of that, the shackles of martial law on our bodies were always a source of social tension, which highlighted an unbearable strain of existence. We would be aware of the fact that modernity is the villain of the piece which urges us to deviate from our innocent, unaffected nature and simple, downshifting lifestyle if we take a closer look. Hegemonic consortia of all stripes conspire with mass media, continuously fueling consumers’ desire and promoting hedonic values. Modernity is little more than a fragrant rose with thorns. It looks so tempting, but a stab of pain is the price to pay for picking it. This metaphor suggests unspeakable agonies and a feeling of utter desolation hidden behind the masquerade of sweet, happy modern life.

The exhibition “Behind the Mask: Rose of Modernity” features a fine selection of 95 sets of brilliant works by 35 artists, offering a rare opportunity for the visitors in Siberia, a region far away from Taiwan, to witness Taiwan’s modernization ranging from its innocent years, the changes in its natural and humanistic landscapes and its struggle for identity-building in turbulent global politics to the oppression, restlessness and liberation around the lifting of martial law and its courage to brave the elements and showcase itself today. These contemporary artists not only infuse innovative vocabulary into traditional cultures, but also employ various concepts and techniques to see through the deceptive façade.


«Самый прекрасный пейзаж на Тайване – это люди» – такая похвала за последние несколько лет стала очень распространенной среди туристов со всего мира. Несмотря на то, что главным сувениром, который увозит на память каждый гость, является незабываемая человеческая теплота, все еще существуют культурные нормы и обычаи, понятные только местным. Рассматривая этот мир глубже, чем с позиции обычного культурного туризма, и заимствуя терминологию из драматургии, американский социальный психолог Ирвинг Гофман сравнивает этот мир со сценой.

Если говорить более конкретно, то он раскрывает взаимоотношения между театральными традициями и нашим ежедневным существованием. Каждый человек играет несколько общественных ролей, превращая межличностные отношения и социальные взаимодействия в подобие театральных выступлений, как будто его настоящее «я» сокрыто под маской исполняемой роли. Эти социальные роли выражают наши переживания a posteriori, они искусственны, и являются лишь частью наших сценических образов. Мы встречаем международных гостей с щедрым гостеприимством, физическим проявлением искренней теплоты изнутри нас самих.

«Авансцена» подразумевает наличие места, где личности могут определять ситуации для зрителей через регулярные выступления, а «закулисье» относится к сокрытому, личному пространству за сценой, где личности могут быть собой, отбросив социальные роли и идентичности. Постоянно перемещаясь между «авансценой» и «закулисьем», художники выступают в роли тех, кого Гофман называет «медиаторами». Медиаторы находят новые способы раскрывать секреты «закулисья» через обманчивый фасад «авансцены». Невинная радость, принесенная уверенностью в себе, нашла свое первое смутное выражение в ранней документальной фотографии, в то время, когда Тайвань еще был неразвитой страной.

Несмотря на нищету, тайваньцы в то время вели богатую духовную жизнь с множеством межличностных связей. Тайвань пережил быструю индустриализацию, сохранял крайне высокие показатели роста, и совершил больше успехи в модернизации во второй половине XX века, заслужив место среди Четырех азиатских тигров. Сопутствующие этому богатство и комфорт резко изменили наши общественные ценности: эффективность стала главным приоритетом, а материальные нужды перевесили духовные.

Как следствие, люди стали отдаляться друг от друга. Сверх того, оковы военного положения всегда были источником социальной напряженности, которая подчеркивает это бремя нашего существования. Мы понимаем, что, если присмотреться, современность  в нашей пьесе – злодей, который заставляет нас уйти от невинной, нетронутой природы и незамысловатого образа жизни. Корпорации и синдикаты всех мастей вступают в сговор со СМИ, подпитывая жажду потребления и насаждая гедонистические ценности. Современность – не более чем ароматная роза с шипами. Она выглядит соблазнительно, но соприкосновение с ней чревато болью. В этой метафоре содержится непередаваемая агония и чувство опустошения, скрытые под маской приятной и беззаботной современной жизни.

Выставка «Под маской: Сущность современности» включает 95 работ от 35 художников, предоставляя посетителям из Сибири – региона, очень далекого от Тайваня – увидеть своими глазами модернизацию Тайваня с самых ранних, невинных, лет, стать свидетелями изменений его природного и человеческого пейзажа и его борьбы за свою идентичность в водовороте мировой политики, беспорядков и освобождения от закона военного времени и храбрости, которая помогла ему побороть стихию и представить себя перед вами. Эти современные художники не только включают новые термины в традиционные культуры, но и используют различные техники и концепции, чтобы пробиться сквозь обманчивый фасад.


Кураторы:

Андрей Мартынов (Москва)

Юня Янь (Тайвань)

Сергей Ковалевский (Красноярск)

Художники:

張照堂  CHANG Chao-Tang

張乾琦  CHANG Chien-Chi

張詠捷  CHANG Yung-Chieh

陳敬寶  CHEN Chin-Pao

陳順築  CHEN Shun-Chu

陳宛伶  CHEN Wan-Ling

齊柏林  CHI Po-Lin

簡永彬  CHIEN Yun-Ping

邱國峻  CHIU Kuo-Chun

周慶輝  CHOU Ching-Hui

莊榮哲  CHUANG Jung-Che

韓筠青  HAN Yun-Ching

何經泰  HO Ching-Tai

何孟娟  Isa HO

侯聰慧  HOU Tsung-Hui

謝春德  HSIEH Chun-Te

黃建樺  HUANG Chien-Hua

黃明川  HUANG Ming-Chuan

洪政任  HUNG Cheng-Jen

高重黎  KAO Chung-Li

高志尊  Jonathan KAO

李小鏡  Daniel LEE

梁正居  LIANG Cheng-Chu

劉振祥  LIU Chen-Hsiang

梅丁衍  MEI Dean-E

潘小俠  PAN Hsiao-Hsia

沈昭良  SHEN Chao-Liang

許哲瑜  SHEU Jer-Yu

蔡文祥  TSAI Wen-Hsiang

曾敏雄  TSENG Miin-Shyong

王有邦  WANG Yu-Pang

吳政璋  WU Cheng-Chang

吳天章  WU Tien-Chang

姚瑞中  YAO Jui-Chung

袁廣鳴  YUAN Goang-Ming




Городские новости о выставке

Фоторепортаж МК